Л.И. Бородин. Еще о социализме

Метки

1

Социалистическое видение мира — как овладевает оно человеком, как становится решающим мотивом поведения и идеей, бескомпромиссно подчиняющей индивидуальное сознание? Этот чрезвычайно важный вопрос всякий раз выносится за скобки социалистической формулы как таковой, интерес сосредоточивается исключительно на самой системе социальных требований или пожеланий, принимается, отвергается или корректируется, и никто, насколько мне известно, за исключением Достоевского, не интересовался по-настоящему глубинными причинами возникновения социалистических настроений в душе человеческой. Достоевскому же, как говорится, сам Бог велел, ибо добросовестность и честность — эти два качества счастливо сочетались в его характере с даром Слова, а личный опыт облегчал труд исследователя. Читать далее

ПРАВДА ВЕРНОСТИ ЛЕОНИДА БОРОДИНА (к дню рождения писателя)

Метки

,

И если никакой другой правды про свою жизнь не придумать,

то правда верности, чем она хуже любой другой?

Л. Бородин. «Царица смуты»

В 2015 году, во время работы над статьей к 60-летию Петра Паламарчука, мне довелось впервые прочесть удивительную и яркую его раннюю повесть «Малоярославец, или О недовольстве жизнью: Венок доносов». Написанная всего-то 23-летним Петром, повесть была столь необычна и ярка, что я, довольно неплохо знавший обширный корпус его сочинений, был просто потрясен филигранностью и художественной уникальностью ее. Я бы сказал даже больше: «Малоярославец», на мой взгляд, является лучшим художественным произведением Паламарчука. После, в оставшиеся двадцать лет своей активной творческой жизни, он уже никогда не писал так, – писал по-другому, но «Малоярославец», написанный в 23 года, остался навсегда недосягаем присущим ему совершенством. Читать далее

Леонид Бородин. Пути христианского возрождения

Метки

Проблема христианского возрождения в России имеет несколько аспектов, из которых наиболее существенными могут представляться два.

1. Преобразование массового атеистического сознания в религиозное и, соответственно, возрождение Церкви как социального института, но безотносительно к судьбам России как государства. Читать далее

Леонид Бородин. Что за окном?

Метки

В редакцию заглянул мой знакомый, житель далекой российской провинции, давно не бывавший в Москве. Из наших.

Появился он весь этакий взъерошенный, с очумелостью во взоре. Рукопожатия и приветственные слова (сто лет не виделись!) не избавили его лицо от странной гримасы не то испуга, не то брезгливости. То и дело таращился на окно, подошел, наконец, ткнул пальцем куда-то в середину Арбата и почти прошептал: «Слушай! Это что же такое творится! Лучшую улицу Москвы во что превратили?! Сволочи! Ужас! Позор! Как ты можешь тут…» Посмотрел на меня как на больного и несчастного, обреченного на муки. Читать далее

Леонид Бородин. Путь к России

Метки

Долгое время лично для меня некое желаемое для России не было цельным политическим представлением. Житель далекой сибирской провинции, я не строил иллюзий относительно того, что из своего медвежьего угла способен таким образом вобрать в сознание масштабы государственных проблем, чтобы почувствовать себя правомочным даже в фантазиях кромсать живой организм народного бытия, сколько бы ни был он несовершенным. Сейчас уже не припомнить, но скорее всего из литературы засел в моем мозгу образ политического маньяка-реформатора, и всякий раз, когда искушался политическим прожектерством, одергивал себя, справедливо припоминая того или другого известного мне человека, более образованного, более информированного, наконец, кому, как говорится, сам Бог велел… Самое большое, на что я мог рассчитывать, так это на счастливую встречу с человеком, который знает, что надо и как надо. Читать далее

Леонид Бородин. Об истории и историках

Метки

Многострадально Отечество наше. Но, Боже, как многострадальна история нашего Отечества! Как только с ней не обращались! Дурные люди с дурной женщиной не поступали столь безобразно и злонамеренно, как наши и ненаши историки с российской историей. Едва ли в мировой исторической науке отыщется аналогия фактам беспрецедентного цинизма, кощунства и произвола, коими столь славны труды толкователей российского прошлого. В каких областях мирового знания можно еще столкнуться с не просто несхожими или противоречивыми, но взаимоисключающими концепциями по поводу одних и тех же фактов или событий, как в русской исторической науке?! В каких сферах человеческого знания возможна подобная располюсовка любви и ненависти, гордости и презрения, пристрастия и равнодушия, как в нашем отношении к деяниям своих предков?! Читать далее

Л.И. Бородин. Разговор с человеком не моего времени

Метки

Опасениями, страхами, слухами заполнена наша жизнь. Еще она заполнена информацией, которая подчас похожа на вести с действующих фронтов. Настоящие войны, что кровавыми зарницами полыхают на наших окраинах, в данном случае не имеются в виду. К тому же пока это все окраины, или, как в Московской Руси говорили, украины, мы ограничиваемся сочувствием почти дипломатического характера и требуем невовлечения… Зато бурно реагируем на повышения цен, «галопирующую инфляцию» (какой образ!), рост преступности и экономическую катастрофу, что зависла где-то над нашей головой и слегка сзади так, что рассмотреть ее, угрожающе нависшую, толком не можем без того, чтобы не повредить себе шею. Читать далее

Л.И. Бородин. Русская культура — рейтинг ноль?

Метки

У археологов есть такая шутливая поговорка: чем некультурнее эпоха, тем толще культурный слой. Любопытно бы представить тот самый так называемый «культурный слой» нашей эпохи, каким он откроется глазу археолога какого-нибудь четвертого тысячелетия. Можно предположить, что если мы вовремя «не приберем» за собой, то собственно культуры как таковой может и не обнаружиться, и скажут о нас, что это было время безудержного потребительства, низкопробных развлечений и ленивого паразитирования на культурных достижениях предшествующих времен. Так могут сказать о нас, если к тому времени будет кому сказать… Но разве ж это будет справедливо?! Читать далее

Л.И. Бородин. Выборы прошли. Выбор остался

Метки

В который раз уже за последнее время мы встречаем Новый год с тревожным вопросом, если не на языке, то в душе: не станет ли он, наступивший, тем самым, со страхом ожидаемым «годом великого перелома», когда будет окончательно и неисцелимо переломан хребет России? Разве нет в нас ощущения, что занесен над нами камень-монолит кем-то неопознаваемым и неуязвимым, кто давно готов и лишь выбирает время и позицию для более эффективного и эффектного поражения цели? Читать далее

Л.И. Бородин. Женщина и «скорбный ангел»

Метки

На рассвете 29 августа 1906 года во дворе Шлиссельбургской крепости вешали двадцатисемилетнюю женщину Зинаиду Васильевну Коноплянникову. Жанр данных заметок не позволяет воспроизвести фотографию этой женщины, и я могу лишь попросить читателя поверить на слово: замечательное русское лицо, большие, открытые, чистые глаза, ни единой черточки в лице, говорящей о пороках или склонности к ним. Оно, лицо ее, по-моему, не просто красиво, оно прекрасно, в него хочется смотреться, как в воду или в небо. И дело не в совокупности чисто физических черт, но в том, что угадывается за чертами, — светлая душа, добрые помыслы, благородное воспитание, наконец. Читать далее